Лекция 2 . Душа как предмет психологии, особенности диагностики и изучения

Лекция 1.Роль и значение психологической науки в становлении субъекта системы образования. Исторический анализ предмета психологии

История психол – это череда сменяющихся представлений, определяющих развитие психол. представлений о духовной сфере человека, где первоначально она ориентирована на изучение души.

Первые представления о Душе как определяющую психологию человека исследовалась несколько веков, до развития научной психологии. На основе её изучения посредством методов интроспекции(самонаблюдение) и наблюдение возникло много около научных направлений *астрология, хиромантия, физиогномика и многое другие представления о психологии человека.

С развитием научных взглядов в естественно-научной сфере, физиологии учение Дарвина, Павлова, Сеченова и др. формируются новые представления, связанные с необходимостью изучения сознания как внутреннего зрения которое делает обзор всем процессам. Предметом психологии становится сознание,как отражающее мир и нутро человека. В связи с этим, большое значение придаётся психическим процессам(ощущению, восприятию, памяти, мышлению и т.д. Возникают основы когнитивной психологии. Однако, сознание - это только одна из сфер психического, которая не всегда полностью отражает суть человека, поэтому в дальнейшем предметом психологии становится исследование бессознательного, основателем которого является Фрейд. Однако, исследования бессознательного посредством гипноза и проективных методик не всегда достоверно.

В связи с этим, возникает направление поведенческой психологии, которая начинает строго фиксировать поведенческие реакции, вызванные теми или иными стимулами. Поведение – единственный предмет психологии, который содно реально видеть, замерить и находить стимулы для его изменения. Направление поведенческой психологии является в настоящее время одним из определяющих в мире, поскольку более эффективна в производстве изменений чел. Поведения и восприятия мира. Однако, любое поведение имеет внутреннюю подоплёку: когнитивные карты, схемы, стимулирующие те или иные действия. Поэтому предметом психологии должны стать Когниции, то есть познавательные процессы, перерабатывающие информацию, связанные с работой нейронов мозга – когнитивная психология

Лекция 2 . Душа как предмет психологии, особенности диагностики и изучения

Душа как предмет психологии признавалась всеми исследователями до начала XVIII века, до того, как сложились основные представления, а затем и первая система психологии современного типа. Душа считалась причиной всех процессов в теле, включая и собственно «душевные движения». Представления о душе были и идеалистическими и материалистическими. Наиболее интересной работой этого направления является трактат Р. Декарта «Страсти души».



Одной из методологических проблем психологии является ее научный предмет. При этом наблюдается закономерная для психологической науки в целом тенденция к переходу от частных описаний отдельных психических процессов, явлений и др. к определению системообразующей человеческой целостности, отличающей психологию от других антропологических дисциплин. В качестве такой целостности выступает душа. Преобладающая на сегодняшний день естественнонаучная парадигма в отечественной психологии отвергает рассмотрение души как предмета научного исследования. При этом научный поиск зачастую низводит предмет психологии до уровня прикладной области антропологических наук (физиологии, социологии и др.). Другими словами, очевидна ассимиляция психологии в другие науки. Так, выделяемые в психологических исследованиях, основанных на естественнонаучной парадигме, психологические закономерности и механизмы рассматриваются как производные от физиологических закономерностей и механизмов, а в основе функционирования психики представляются законы природы, реализуемые через биохимические и биофизические процессы, происходящие в организме человека. В качестве органа психики рассматривается головной мозг, работа которого и обеспечивает протекание психических процессов, возникновение и проявление психических явлений, свойств и других феноменов.

Само понятие психики рассматривается как функция высокоорганизованной материи, как наивысшая форма отражения объективной реальности, возникшая в результате эволюции живой природы. Любой идеалистический подход к пониманию психического наталкивается на жесткое сопротивление большинства современных отечественных ученых-психологов, отнесение его к ненаучному, то есть исключительно религиозному мировоззрению. В качестве научного принимается только материалистическое мировоззрение. Не ставя задачу анализа причин доминирования материалистического подхода в отечественной психологии, а только лишь констатируя наличие такого факта, отметим в этой связи, что рассмотрение психологии как науки о душе представляется неправомерным потому лишь, что само понятие ≪душа≫ трактуется как нечто эфемерное, нереальное и ненаучное. Так называемое ≪душевное≫ и ≪духовное≫ сводится к внутреннему субъективному миру, который возникает как результат функционирования нервной системы, предполагающий организмическое отражение внешнего объективного мира человека (или животных). В отечественной психологии, выстраивающейся на гуманитарной парадигме, определение предмета психологии также является проблематичным. Не смотря на то, что душа человека трактуется как предметная область психологии, существует несколько подходов к определению содержания психологического знания о душе. Так в христианской психологии, рассматривая возникновение, сущность и существование человека как продукт божественного творчества, ряд ученых психологов и богословов противопоставляет научную психологию учению Церкви и Святоотеческому учению. В этом случае о психологии, представленной в научно-психологических исследованиях и основывающейся на материалистическом мировоззрении, говорят как о ≪мертвой психологии≫, а о психологии, представленной в учении Церкви и Святоотеческом учении, — как о ≪живой психологии≫.



Существует также мнение о психологии как о прикладной области христианской антропологии, сотериологии, аскетики и др. Третьи определяют психологию как самостоятельную научную область знания, базирующуюся на религиозной и идеалистической философии. Понятия ≪души≫ и ≪психики≫ в этом случае тождественны и трактуются как ≪вневременные идеальные субстанции≫. Такое понимание психики является характерным и для зарубежной гуманитарной психологии (в основном христианской). Душа и дух здесь зачастую трактуются нераздельно как ≪деятельные, вневременные, нематериальные, бессмертные субстанции≫ (В. Штерн, Э. Шпрангер, У. Джеймс, Л. Лопатин, Н. Грот, А. Галич и др.). Однако такая трактовка требует уточнения сущностных характеристик духа и души с точки зрения психологии. Это, во-первых. Во-вторых, необходимо уточнить содержательный состав предметной области психологии, выделить психологический аспект.

Сопоставляя между собой естественнонаучную и гуманитарную парадигмы, можно заключить, что сохранение психологии как самостоятельной науки возможно лишь в том случае, если ее предметная область будет отделена от других наук. Изучение души в гуманитарной психологии как раз и решает такую задачу.

Развитие гуманитарной психологии осуществляется по различным мировоззренческим направлениям. Одним из них является православная психология. В своем содержании и построении научных исследований она реализует все вышеприведенные подходы христианской психологии (1 — противопоставление православной психологии научной психологии; 2 — православная психология

Исследования: психология как прикладная область христианской антропологии, сотериологии, аскетики и др.; 3 — православная психология как самостоятельная научная дисциплина). На наш взгляд, наиболее перспективным в определении специфики содержания психологического знания можно признать только тот подход, который рассматривает православную психологию как самостоятельную науку. При этом следует иметь в виду, что в качестве методологической основы православной психологии должна выступать, наряду со Священным Писанием, Святоотеческим учением, христианская философия. Также следует иметь в виду, что, несмотря на содержательную взаимосвязь православной психологии с христианской антропологией, сотериологией, аскетикой, ее категориальный состав, способы и процедуры построения исследования, выбор доказательной базы существенно отличается от указанных наук.

Задачи, которые решает в этом случае православная психология, связаны с психологической интерпретацией фактов, представленных в Священном Писании, ведущих доктрин и понятий, имеющих место в учении святых отцов Православной Церкви, категорий и основных положений христианской антропологии, сотериологии, аскетики, философии. Например, объяснить с психологической точки зрения сущностные изменения, происшедшие в человеке в результате его грехопадения, определить психологическое содержание личности, сопоставив его с понятием личности в Святоотеческом учении, христианской антропологии, сотериологии, аскетики, раскрыть антропологические категории через психологические понятия и др.

Решение этих задач невозможно без опоры на достижения психологической науки, основывающейся на естественнонаучной парадигме. В этой связи следует обратить внимание на научные разработки в области психологии бессознательного и сознания (А. Адлер, А. Н. Леонтьев, П. В. Симонов, Д. Н. Узнадзе, З. Фрейд, Э. Фромм, Э. Эриксон, К. Г. Юнг и др.); психологии творчества (Д. Б. Богоявленская, Я. А. Пономарев, В. Н. Дружинин, А. Танненбаум, Д. Векслер, Э. Де Боно и др.); психологии смысловой сферы (А. Г. Асмолов, Е. З. Басина, Б. С. Братусь,

В. К. Вилюнас, А. В. Запорожец, А. А. Леонтьев, А. Н. Леонть ев, Д. А. Леонтьев, В. В. Столин и др.); психологии интеллекта (Х. Айзенк, А. В. Брушлинский, А. Бандура, Д. Векслер, Л. А. Венгер, Дж. Келли, Р. Б. Кеттелл, Б. Ф. Скиннер, М. А. Холодная, А. Бине, Дж. Гилфрод, Дж. Брунер, Ж. Пиаже, Дж. Роттер, Ч. Спирмен, А. Стаатс, Р. Стернберг, Л. Терстоун, Д.Б. Уотсон и др.).

Однако все теоретические позиции, концептуальные положения, понятия и т. д., приводимые в этих разработках, должны быть соотнесены со Святоотеческим учением, понятийным аппаратом христианской антропологии, сотериологии, аскетики.

Одной из ведущих методологических проблем, стоящих в настоящее время перед гуманитарной психологией в целом и перед православной психологией в частности является определение понятия ≪души» как базисной психологической категории, раскрывающей научный предмет психологии.

Представления о душе занимают одно ведущих мест в Святоотеческом учении и религиозной философии. Так, например, блаженный Августин писал о том, что понимание души имеет прямое отношение к познанию Бога: ≪Два вопроса составляют предмет… исследования: один о душе, другой о Боге. Первый приводит нас к познанию самих себя, другой — к познанию своего происхождения≫. Преподобный Амвросий старец Оптинский писал: ≪Как драгоценна душа человеческая! Она дороже всего мира со всеми его сокровищами и благами. Но страшно подумать, как мало понимаем мы достоинство бессмертной души своей≫. В традициях Святоотеческого учения душа трактуется многоаспектно и мыслится как ≪субстанция самоцельная и бестелесная≫, ≪одинаковая с духом по существу≫ и т. д. Отмечается, что душа есть ≪сущность разумная, безымянная, непознаваемая, словесная, оживляющая и составляющая тело. Это сущность тонкая, невещественная, безобразная, но образ и тип Божий≫. Наиболее полное представление Святых Отцов о душе выразил св. Иоанн Дамаскин: ≪Душа есть существо живое, простое, бестелесное, телесными очами по своей природе, невидимое, бессмертное, разумом и умом одаренное, безвидное, действующее посредством органического тела и сообщающее ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения, имеющее ум, не как что-либо отличное от нее, но как чистейшую часть самой себя. Душа есть существо свободное, одаренное способностью хотеть и действовать, изменяемое и именно изменяемое в воле, как существо сотворенное≫.Определение души в Святоотеческом учении идет либо через ее отношения к телу, либо через отношения к духу. Так, например, блаженный Августин писал, что ≪душа есть некая субстанция, имеющая участие в разуме и приноровленная к управлению телом≫. Согласно Мелетию Монаху, ≪душа есть субъект тела≫. Понимание души как проявление духовного прослеживается в трактовке Макария Египетского: ≪Душа поистине есть великое, чудное, Божественное творение. Бог, созидая ее, не вложил зла в ее природу, но одарил всеми совершенствами, свойственными духу. Он заключил в ней законы добродетелей, способность различения, ведение, мудрость, веру, любовь…≫. Такое деление в понимании сущности души является весьма условным.

Человеческая душа мыслится как идеальная, метафизическая субстанция, интегрирующая в себе духовное и природное в человеке. Будучи невидимой, она проявляет себя через видимое тело8. В этой связи понимание ее сущности не возможно вне рассмотрения Божественного творчества мира.

Идея Божественного творения мира наиболее целостно отражена в христианской метафизике. В этой идее соотносятся между собой понятия абсолютного и относительного бытия. Поскольку мир не имеет ≪корней в самом себе≫ и является результатом Божественного творчества, он относителен. В Боге имеет место абсолютное бытие. Человек же, сотворенный по образу и подобию Бога, сочетает в себе относительное и абсолютное бытие. Он одновременно является творением (тварью) и образом Божьим. При этом абсолютное бытие в человеке соединяется с тварной сферой и соединяется так, что все присущие тварной сфере качества сохраняют свои силы9. Иначе говоря, в человеке ≪идея творения≫ имеет свое продолжение, выражающееся в подобии человека Богу. И, вместе с тем, человек является творением Бога, и в этом отношении он принадлежит миру.

В конечном итоге в человеке можно выделить две субстанциональных основы — духовную и природную. Если в духовной человек несет в себе образ Божий, то в природной он представлен, прежде всего, телесно. Такими образом, согласно христианской метафизике, духовное и природное в человеке представлено так, что первое отражается во втором. Результатом такого отражения является возникновение некоего сущностного интегратива, образующего относительно автономную человеческую субстанцию — душу.

Другими словами, душа есть сущностная человеческая целостность, возникающая в результате отражения духовного в телесном, и представляющая собой оживляющую энергетическую систему. По своей сути душа как и дух идеальны(метафизичны), однако результаты ее проявления можно наблюдать в жизнедеятельности человека.

Говоря о душе необходимо выделить сущностные различия между человеком и животным. Как жизненное начало душа есть и у животных. Однако, по совершенно справедливому утверждению св. Григория Паламы, душа животного есть жизнь тела, ее одушевленного и имеющего эту жизнь не по существу, а по действию. Эта душа ничего другого не может, кроме действия тела, и при разложении тела распадается вместе с ним10. Душа человека и душа животного качественно различные феномены и потому несопоставимы. Человеческая душа одухотворена, в ней проявляется образ Божий, в то время как душа животного есть лишь энергетический потенциал, заложенный Творцом в животного для оживления тела животного.

Исходя из идеи Божественного творения мира, можно предположить, что духовное и природное в человеке заданно изначально. Эти субстанции по большей части не имеют качественного развития, они лишь количественно изменяются (объем, содержание и др.) в онтогенезе. Возникновение же качественных новообразований имеет место в душе человека. При этом духовное и природные содержания детерминируют душевное развитие в виде развития задатков и предрасположенностей человека. Таким образом, имеет смысл говорить об онтогенетическом развитии духовного и природного применительно к развитию души человека. Именно в душе человека духовные и природные задатки и предрасположенности становятся способностями, различными психическими свойствами, процессами, качествами и др.

Сопоставляя между собой уровни существования психики, рассматриваемые в современной психологии и в области существования души, представленные в христианкой антропологии, сотериологии и Святоотеческом учении в качестве основных уровней душевного бытия, можно выделить сознательный, сверхсознательный и бессознательный. Эти уровни образуют основные области психики человека.

С позиции антропологического подхода, реализуемого в отечественной психологии, сознание есть ≪интегративный способ бытия человека, проявляющийся в способности человека осознавать условия и формы своей жизнедеятельности, относиться к ним и делать предметом практического преобразования...≫. В этой связи типичным является выведение сознания из утверждения Г.В.Ф. Гегеля о том, что Абсолютная Идея, стремясь познать себя, порождает свою собственную противоположность — материю. Развиваясь и усложняясь, материя восходит к человеку, в котором Абсолютная Идея находит инструмент познания.

Принимая во внимание вышесказанное, и опираясь на разносторонний анализ философско-психологической литературы (Л. С. Выготский, А. В. Запорожец, В. В. Зеньковский, А. Н. Леонтьев, Ю. В. Линник, Б. Ф. Ломов, В. И. Слободчиков, Ю. М. Шилков и др.), можно констатировать, что:

1. Сознание любого человека уникально. Оно, с одной стороны, обуславливается внешними по отношению к нему социальными влияниями, а с другой — имеет метафизический смысл, который выражается в персонализации духовного бытия. Уникальность сознания и в том, что оно обладает бесконечными степенями свободы, выражающимися в многообразии человеческих способностей и возможностей их совершенствования.

2. Сознание имеет особенность, которая выражается в том, что психологические явления предстают перед человеком в той мере, в какой они осознаются.

3. Сознание не локализуется во внешнем пространстве. Его нельзя расчленить и во времени.

Также представляются важными идеи И. Канта о том, что сознание имеет устойчивые инвариантные структуры, накладывающиеся на непрерывно меняющийся поток информации, поступающий извне13, и Г. Гегеля о социокультурном характере сознания.

Сознание по своей сути является исключительно душевным образованием, связанным с возникновением рефлексии. Рефлексия прежде всего реализуется через способность человека обнаруживать разной степени и глубины осознания собственной самости. В ней выражается функциональность сознания следовать некоторым символам, смыслы которых могут быть раскрыты в ≪терминах≫ человеческой жизни. При таком понимании сознание можно трактовать как ≪связующее≫ звено между бессознательным и сверхсознанием.

Бессознательное есть природно детерминированная область психики. В нем имеет место душевная ориентированность на телесное бытие человека или бытие, связанное с существованием группы как целостного социального организма. В широком (описательном) смысле бессознательное, согласно З. Фрейду, есть ≪те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал...≫. Бессознательное имеет два уровня: глубинное бессознательное и подсознательное. В первом случае речь идет о психическом содержании, открытом ≪соматическому, вбирая оттуда в себя инстинктивные потребности, которые находят в нем свое психическое выражение.... Благодаря влечениям, оно наполняется энергией, но не имеет организованности, не обнаруживает общей воли, а только стремление удовлетворить инстинктивные потребности при сохранении принципа удовольствия...≫. Во втором случае имеются в виду психические свойства, предписывающие человеку определенные нормы поведения, невзирая на трудности со стороны ≪инстинктов≫ и внешнего мира, и ≪наказывают его в случае непослушания напряженным чувством неполноценности и сознания вины≫. По мнению П. В. Симонова, в сферу подсознания входят глубоко усвоенные человеком социальные нормы, ≪регулирующая функция которых переживается как “голос совести”, “зов сердца”, “веление долга”≫. При этом подчеркивается, что ≪интериоризация внешних по происхождению социальных норм придает им императивность, которой они не обладали до момента интериоризации≫.

Сверхсознание также духовно детерминированная область психики. Здесь наблюдается душевная ориентация человека на духовное самобытие. Сверхсознание связано, прежде всего, с реализацией духовной свободы человека. В этом случае проявляется ≪способность ума “разбираться” в положении и обдумывать планы, способность души зажигаться теми или иными чувствами и, наконец, способность принимать решения и осуществлять их≫. Согласно этому в сверхсознании реализуется духовная направленность человека к Богу или в ≪противоположную сторону≫. В первом случае человек переживает вершинные чувства — сострадание, терпимость, самопожертвование, добродетельность (воздержание, целомудрие, нестяжание, кротость, смирение и др.). Все это обеспечивает достижения вершины духовного бытия — состояние любви Бога и людей. Во втором случае человек переживает глубинные чувства — страх, зависть, неприязнь, гордыню, враждебность и др. В результате имеет место ненависть как состояние отвержения, богоборения, эгоизма и др., что свойственно духовному упадку, греховному самобытию человека.

Духовная свобода в сверхсознании человека характеризует его способность к творчеству. По мнению Н. А. Бердяева, творчество есть эманация духовной свободы. В творчестве человек демонстрирует способность создавать нечто новое, ранее несуществующее.

Рассматривая творчество относительно сверхсознательной области психики, необходимо отметить его связь с сознанием человека. На это указывают представители различных психологических школ (Г. С. Батищев, С. О. Грузенберг, В. Н. Дружинин, В. В. Зеньковский, Ч. Ломброзо, Я. Л. Пономарев, П. В. Симонов и др.). Так, например, П. В. Симонов указывает на то, что: ≪функции сверхсознания и сознания в процессе творчества сопоставимы с функциями изменчивости и отбора в процессе “творчества природы” — биологической, а затем и культурной эволюции. Сразу же отметим, что сверхсознание не сводится к одному лишь порождению ≪психических мутаций≫, то есть к чисто случайному рекомбинированию хранившихся в памяти следов. По неведомым нам законам сверхсознание производит первоначальный отбор возникающих рекомбинаций и предъявляет сознанию только те из них, которым присуща известная вероятность их соответствия реальной действительности. Вот почему даже самые ≪безумные идеи≫ ученого принципиально отличны от патологического безумия душевнобольных и фантасмагории сновидений≫22.

Особую связь сверхсознания и сознания в творчестве человека отмечают православные психологи (В. В. Зеньковский, Б. П. Вышеславцев и др.). Они рассматривали творчество как атрибут духовной сферы, благодаря которому человек уподобляется Богу. Имея истоки в сверхсознании человека, творческий акт на уровне сознания выражается в порождении новых идей. Сверсознание и бессознательное в душе человека составляют основу двух заданных психологических целостностей: индивидуальности и индивида. В первой из них реализуется духовная человеческая субстанция, во второй — природная. Опираясь на христианскую метафизику в качестве первопричины индивидуальности, следует рассматривать духовные интенции как смыслы Божественного творчества, реализованные в отдельно взятом человеке, в его непохожести в духовном плане на других людей. Это есть ≪идея≫ человека, воплотившаяся в неповторимости его духовного мира, особенностях жизненного пути. Такое понимание индивидуальности в некотором роде согласуется с ее трактовкой в антропологическом подходе В. И. Слободчикова и Е. И. Исаева. Рассматривая индивидуальность как один из образов субъективной реальности, определяющей духовное бытие человека, они трактуют ее через уникальность, самобытность, реализацию в свободной творческой деятельности, проявление в самоопределении, ≪самостоянии≫ и ≪самосовершенствовании≫25. Опираясь на христианскую метафизику, все эти проявления индивидуальности следует рассматривать относительно метафизической субстанции человека и искать их основу в духовных интенциях (замыслах) Божественного творчества, реализуемого в конкретном человеке.

Индивид в психологии обычно трактуется как единичный представитель человеческого рода, отдельно взятый человек безотносительно к его социальности. Он представляется в природных, биологических особенностях как человеческий организм. Согласно А. Н. Леонтьеву, индивид характеризуется целостностью и неделимостью человека. В этой связи А. Н. Леонтьев писал: ≪Индивид — это, прежде всего, генотипическое образование… Понятие ≪индивид≫ выражает неделимость, целостность и особенности конкретного субъекта, возникающие уже на ранних ступенях развития жизни. Индивид как целостность — это продукт биологической эволюции, в ходе которой происходит процесс не только дифференциации органов и функций, но также и их интеграция, их взаимное “слаживание”≫26. Таким образом, в индивиде содержится родовая общность, представленная в единичном человеке.

Онтогенетическое развитие человека предполагает влияние на индивидуальность и индивида социальной среды. Результатом такого влияния выступают психические новообразования, возникающие в результате формирования новых свойств, процессов, состояний, качеств души. Именно в этих душевных образованиях имеет место духовное и природное развитие человека. Если духовное и природное выступают заданными базисными субстанциями и реализуются в объективном бытие человека, то душевные образования, возникающие в его онтогенетическом развитии, характеризуют субъективное бытие человека. В этих душевных образованиях проявляется субъектность человека. В современной отечественной психологии под субъектностью зачастую понимается ≪социальный, деятельностно-преобразующий способ бытия человека; как самость — субъектность есть очевидная и непосредственно данная форма самобытия человека≫27.

Исходя из того, что индивидуальность и индивид есть заданные психологические целостности человека, субъектность можно определить как продукт социализации этих целостностей. В этом случае результатом социализации индивидуальности выступает личность, а индивида — социальный индивид.

Личность можно определить как духовно-социальный феномен, представленный в сознательном существовании, то есть личность — это та область субъективной реальности, в которой духовный мир человека реализуется через социальное бытие. Здесь человек осознает себя субъектом, отличным от других. Таким образом, критерием личности выступает сознание, по наличию или отсутствию которого говорят о наличии или отсутствии личности, а по степени развития —определяют уровень развития личности28.

Социальный индивид это социально-биологический феномен. Этот феномен характеризуется бессознательной социальностью, его свойства позволяют человеку идентифицировать себя с определенной социальной совокупностью или обществом в целом. Процесс становления социального индивида во многом детерминирован индивидными свойствами человека, среди которых типические свойства занимают одно из ведущих мест. Следует сказать, что если индивидуальность является характеристикой личности, то типическое характерно для социального индивида. При этом типизация социального индивида осуществляется на основе взаимосвязи типических особенностей индивида и его социальной активности. Другими словами, речь идет о типических особенностях субъектов поведения, общения и т. д.29

Опираясь на Святоотеческое учение, христианскую антропологию и сотериологию, можно сказать, что личность и социальный индивид находят свою реализацию в трех основных формах самобытия: ≪растительной≫, ≪чувственной≫, ≪разумной≫30. Это представляется тремя силами, частями души: 1) чувствующей; 2) желательной; 3) разумной. В этой связи свт. Феофан Затворник отмечает, что ≪душа приснодвижна и на одном стоять не в силах≫, все действия души можно подразделить на три разряда — ≪мыслей, желаний и чувств, назвав каждый особою стороною души — мыслительною, желательною и чувствующею≫31.

Мыслительная сторона души, по мнению свт. Феофана Затворника, включает в себя воображение, память, восприятие, ≪рассудок≫; желательная сторона души состоит из воли, ≪ревности≫, потребностей, желания; чувственная сторона души рассматривается как ≪центр жизни≫, это ≪дело сердца≫, выражающееся в ≪состоянии души и тела≫, переживаемых в результате разнообразных впечатлений ≪от окружающих и встречаемых предметов, от внешнего положения и вообще от течения жизни, принуждая и нудя человека доставлять ему во всем этом приятное и отвращать неприятное≫32.

На уровне самобытия личности и социального индивида указанные стороны души наполняются определенным психологическим содержанием. Мыслительная сторона души наиболее целостно представлена интеллектом человека. Интеллект является одной из философско-психологических категорий, определяющих сущность человека. Используя различные основания, исследователи по-разному рассматривают природу интеллекта, его формы и пр. Следует отметить, что в большинстве психологических теорий и концепций интеллекта преимущественно рассматривается его структура как ≪складывание≫ свойств или проявлений, сам же интеллект, как феномен, психологическое качество, оставляется за рамками рассмотрения. В этой связи вызывает интерес теория интеллекта М.А. Холодной. На сегодняшний день это, пожалуй, единственная психологическая теория, которая предусматривает некую метафизичность в структуре интеллекта и, кроме того, дает представление об интеллекте как особой психической реальности. В данном случае интеллект определяется как ≪особая форма организации индивидуального ментального (умственного) опыта в виде наличных ментальных структур, порождаемого ими ментального пространства отражения, и строящихся в рамках этого пространства ментальных репрезентаций происходящего…≫. При этом под метальным опытом понимается ≪система наличных психических образований и инициируемых ими психических состояний, лежащих в основе познавательного отношения человека к миру и обслуживающих конкретные свойства его интеллектуальной деятельности≫.

Таким образом, в рамках этой теории данный опыт представляется в виде ментальных структур, ментального пространства и ментальных репрезентаций. Ментальные структуры представляют собой систему психических образований, которые ≪в условиях познавательного контакта с действительностью обеспечивают возможность поступления информации о происходящих событиях и ее преобразование, а также управление процессами переработки информации и избирательность интеллектуального отражения≫35. Ментальное пространство есть ≪особая динамическая форма состояния ментального опыта, которая оперативно актуализируется в условиях осуществления субъектом тех или иных интеллектуальных актов≫36. Ментальная репрезентация характеризует ≪актуальный умственный образ того или иного конкретного события (то есть субъективную форму “видения” происходящего)≫. В рамках субъектности человека выделенные формы ментального опыта определяют ≪изнутри≫ особенности поведения личности и социального индивида.

Особое место здесь принадлежит ментальным структурам, так как они лежат в ≪основании≫ иерархии ментального опыта. Иначе говоря, ментальные структуры — это ≪своеобразные психические механизмы, в которых в ≪свернутом≫ виде представлены наличные интеллектуальные ресурсы субъекта и которые могут ≪развертывать≫ при столкновении с любым внешним воздействием особым образом организованное ментальное пространство38, последнее же позволяет перейти к ≪ментальным репрезентациям≫39, которые имеют выраженность в трех уровнях ментального опыта — когнитивного, метакогнитивного, интенционального. Первый из них обеспечивает хранение, упорядочивание и трансформацию наличной и поступающей информации, способствуя тем самым воспроизведению в психике познающего субъекта устойчивые, закономерные аспекты его окружения. Второй позволяет осуществить непроизвольную регуляцию процесса переработки информации и произвольную, сознательную организацию собственной интеллектуальной активности. В третьем заключены индивидуальные интеллектуальные склонности, основное назначение которых заключается в том, чтобы предопределять субъективные критерии выбора определенной предметной области, направление поиска решения, источников информации, субъективных средств ее представления и т. д.40. Указанные уровни определяют свойства индивидуального интеллекта человека, который проявляется через интеллектуальные способности, реализуемые в сверхсознательной, сознательной, бессознательной областях психики. Желательная сторона души наиболее целостно представлена ценностно-ориентационной сферой личности и социального индивида. Ценности — это, прежде всего, специфически социальные определения

объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества, то есть это система критериев, характеризующих происходящеее с человеком и вокруг него. Таким образом, в основе ценностей всегда лежат потребности человека (К. А. Абульханова-Славская, А. Н. Леонтьев, Ш. А. Надирашвили, К. К. Платонов, С. Л. Рубинштейн и др.). В психологии отсутствует единое понимание того, что есть такая потребность. Существует более десяти дефиниций потребностей. В каждой из них фиксируется взгляд на отдельные свойства данного психологического феномена. Так или иначе потребности определяют побуждения человека, они дают изначальный импульс любой человеческой активности (деятельности, поведения, общения, познания). В потребностях всегда проявляется развертывания человеческой активности на объект удовлетворения. В этой связи все потребности можно классифицировать на ≪биологические≫, ≪социальные≫, ≪духовные≫. В каждом из классов проявляется душевная ориентированность человека. Так, ≪биологические≫ и ≪социальные≫ потребности связаны с природным существованием, ≪духовные≫ направлены на духовное бытие человека. Принимая это во внимание, потребности можно представить либо как бессознательные, либо как сверхсознательные психические образования. При этом, рассматривая потребности относительно душевной организации человека, их качественное возникновение следует отнести к социализации человека, то есть представить как результат влияния среды на развитие импульсных побуждений духовной и природной субстанций. Согласно сказанному, потребность можно определить как психическое свойство, характеризующееся переживанием состояния переживания ≪нужды≫, нехватки чего-то, к чему существует стремление.

Детерминируя нравственные и моральные ценности, потребности определяют специфику социального активности человека. При этом нравственные ценности характеризуют духовный потенциал человека и определяют личность. Моральные же ценности выполняют социально адаптивную функцию, присущи как личности, так и социальному индивиду и определяются обобщенными социально выраженными потребностями большинства членов социальной совокупности. Другими словами, данные ценности отражают обобщенные жизненно важные потребности той социальной среды, к которой принадлежит человек. Они находят свою выраженность в нормах ≪сознательной≫ и ≪бессознательной≫ морали. ≪Сознательная≫ мораль характерна для личности, в то время как ≪бессознательная≫ —для социального индивида.

В ≪бессознательной≫ морали ведущую роль играют ценности той социальной среды, в которой изначально формировался социальный индивид человека (семья и др.). Первоначальные социальные группы часто становятся образцом для человека, ориентируясь на которые он строит свою жизнь. Следовательно, человек, живя в определенной социальной среде, превращает ее ценности в свои и испытывает успешность в зависимости от достижений, соответствующих данным ценностям, устремлений. Одновременно с этим каждый человек, включаясь в жизнь новой социальной группы, вносит в нее ранее усвоенную систему ценностей, что может привести к конфликту индивидуальных потребностей.

В результате разрешения конфликта сохраняются лишь те потребности, которые характерны для большинства членов новой группы. Они образуют потребностный профиль группы и определяют конвенциональные ценности. Наиболее часто ценности социального индивида отражаются в социальных установках. Согласно последним, поведение человека возникает и протекает на стыке потребностей индивида и воздействия актуальной им ситуации41. Таким образом, поведение социального индивида носит установочный характер. Оно во многом проявляется в характерных для определенного социума реакциях его членов на различные ситуации.

≪Сознательную мораль≫ определяет объективация социальных установок, порождающая систему отношений человека к различным социальным объектам (семья, родина, культура и т. д.)42. Выступая в виде социальных аттитюдов, они придают целесообразность установочному поведению, рационализируют поступки человека и устанавливают взаимосвязь между ≪я хочу≫ — ≪так должно быть≫ — ≪все, что я делаю, разумно≫. Социальные аттитюды составляют индивидуальную мораль личности. Содержание нравственных ценностей детерминировано духовными потребностями человека. Образуя индивидуальную нравственность личности, эти ценности имеют свою выраженность в виде нравственно-смысловых конструктов. Являясь разновидностью личностных конструктов, нравственно-смысловые выступают критериями, характеризующими индивидуальный мир человека, обусловливают мотивацию человека в конкретной поведенческой ситуации, представляют категориальные шкалы, служащие для оценки личностью объектов действительности по значимым параметрам45. Нравственно-смысловые конструкты, характеризуя нравственную ориентацию человека, обладают дихотомией, задавая, таким образом, границы духовности человека, реализуемой через социальное бытие. В зависимости от этих конструктов вырабатывается система индивидуальных нравственных принципов, норм, правил жизнедеятельности человека.

Говоря о желательной стороне души, возникает необходимость затронуть определение воли как составляющей данной стороны. В христианской антропологии понятие ≪воля≫ рассматривается во взаимосвязи с понятиями ≪желание≫, ≪влечение≫, ≪страсть≫.

В современной психологии понятие ≪воля≫, ≪желание≫, ≪мотивация≫ также четко не разделены. Зачастую воля поменяется или отождествляется с мотивацией, при этом понятия ≪желание≫, ≪стремление≫, ≪хотение≫, ≪мотив≫, как правило, пересекаются и различаются лишь в основном по степени осознанности. Рассматривается воля и как потребность преодоления препятствий. Такой подход к пониманию воли навряд ли можно считать правомерным, если рассматривать человеческую сущность как с позиции христианской метафизики, так и в целом с позиции Священного Писания. Воля, как и свобода, есть атрибут духа, и в этом случае человеческая воля есть эманация Божественной воли. В человеческой воле проявляется Образ Божий. Поэтому сводить волю к мотивации и еще более к потребности есть заблуждение. Воля, конечно, имеет свое присутствие в человеческой душе, однако она выходит за границы какой-то отдельной стороны души, воля входит во все одухотворенные душевные образования. В желательной стороне души воля естественно связана с духовными потребностями человека и, таким образом, детерминирует соответствующую мотивацию. Чувственная сторона души раскрывает содержание чувственно-эмоциональной сферы человека. В христианской антропологии и Святоотеческом учении данная сторона связана с сердцем и выступает духовным центром всей жизни человека. Святые отцы указывают на то, что сердце способно мыслить и оно является вместилищем чувств, ему присущи радость, скорбь, страх и т. д. Как писал святитель Феофан Затворник, ≪сердце телесное есть мускулистый серчак — мясо, но чувствует не мясо, а душа, для чувства которой мясное сердце служит только орудием, как мозг для ума≫. Святые отцы отмечают, что в глуби не сердца сокрыта любовь. В нем Бог открывает себя человеку.

Таким образом, чувственная сторона является системообразующей стороной души, она выступает основанием для мыслительной и желательной сторон. ≪Тогда как умом человек хочет все собрать в себе, а волею — себя выразить вовне, сердце пребывает в себе и вращается внутри не исходя. Видно, что оно лежит глубже тех сил деятельных и составляет для них как бы подкладку или основу≫, — писал святитель Феофан Затворник.

Психологическое содержание чувственной стороны души составляют эмоции и чувства человека. В эмоциях имеет место душевная ориентация на природную субстанциональную основу человека. Они представляют собой психические состояния, детерминированные ≪пользой≫ или ≪угрозой≫ для человека внутренней или внешней объективной реальности. В таких состояниях либо мобилизуются энергетические ресурсы в ситуациях связанных с опасностью физического или социального существования человека, либо демобилизуются в ситуациях покоя.

Эмоции всегда отражаются во внешнем облике человека через мимику, жесты, взгляд, запах и т. д. Они, как правило, связаны с ощущениями человека. В основном эмоции характеризуют реактивность поведения социального индивида. Чувства характеризуют душевную ориентацию на духовную субстанцию человека. В них отображаются низменные или вершинные переживания, связанные с духовным бытием личности. В низменных чувствах имеет место эгодоминатность личностного самобытия. Это переживание гордыни, зависти, мстительности, неприязни, отчуждения, тщеславия и др. Они связаны с ценностной ориентированностью человека на телесное и социальное существование, во многом они являются результатом ≪прельщения благами видимого физического мира≫ (прелести). Такие чувства определяют греховность личностного самобытия и, в конечном итоге, приводят к ненависти как интегративному состоянию человеческой души. В вершинных чувствах человека реализуются смысловые устремления к Богу. Они предполагают переживания бесстрастия, смирения, покаяния, благодарности и благоговения к Богу, нестяжания, терпимости, сострадания, кротости. В них реализуется христианская нравственность, ориентированность на соблюдение законов Божиих. Эти чувства детерминируют состояние человеческой души, вершинное ее одухотворение — любовь. Признаками любви является радость, внутреннее просветление, воодушевление, общность чувств. ≪Духовная любовь не зависит от внешних условий: она приходит таинственным путем от Бога и влечет сердце человека к своему Первоисточнику. Поэтому человек ощущает все большую и большую жажду общения с Богом≫. Наиболее целостно любовь представлена в вере как системообразующем интегративном душевном образовании, направляющем человеческую деятельность, поведение, общение, познание Бога. Рассмотренные стороны человеческой души определенным образом раскрывают содержание сверхсознательной, сознательной, бессознательной областей психики. В этом отношении их исследование определяет человеческую душу как научную категорию и позволяет рассматривать ее в качестве научного предмета психологии.


4225325023789281.html
4225415780032754.html
    PR.RU™